Закрытый прием не означает закрытых сердец

Мы обнимались в 1990-х, когда не было особой рекламы открытого приема. Сеть была еще по-настоящему новой, и неформального общения еще не существовало. Все, что мы узнали о приеме, исходило от тех, кого мы искали, чтобы поговорить с ними лицом к лицу об их встрече с приемом. К тому же таких было не много.. . . . . . . . . . . . .

У меня есть два или три двоюродных брата, которых взяли на работу. Они были счастливы, как и их семьи. Насколько я могу судить, прием всегда был чем-то восхитительным. Как бы то ни было, в прошлом уважение и признательность к биологическим мамам, я действительно не думала о них намного больше. И после этого мы взялись за дело. Нас никогда не приветствовали, чтобы выбрать открытый или закрытый прием, и введение нашего ребенка в мир матери не давало решения, учитывая все обстоятельства. После воссоединения всего за пару месяцев до этого мы обнаружили, что она на самом деле ничего не трансформировала. Верно! Оставлять ребенка было тяжело. Кроме того, да! Ничего не знать о нем более 20 лет было болезненно. Тем не менее, она ожидала закрыть эту часть своей молодой жизни так давно. Для ее целей было здорово, что ей не дали решения. Более того, для моих целей он тоже был великолепен. В любом случае, что с нашим ребенком?

Каждый из разговоров в Интернете, которые я читал от сторонников открытого приема, убеждает меня в том, что они в целом согласны с тем, что участие в закрытом усыновлении является практически преступлением. Малыш должен быть в курсе. Малышу нужна любовь с двух сторон. И насколько лучше это для биологической матери. Однако? Разве это требовалось от нашего ребенка?

https://vbtc.news/